В подоле

Манекен, одежда, обувь, вышивка, термонаклейки, 2019

Зачастую низкая самооценка становится частью нашей личности, и буквально внедряется в тело сознания, отравляя жизнь, причиняя страдания и при этом она часто маскируется под голос совести, помощь или добрый совет. Нам кажется что мы трезво оцениваем свои качества, таланты, умения, но на самом деле мы обмануты привычной формой, и совсем не улавливаем разрушительную суть этих ложных высказываний. 

ВЫСТАВОЧНАЯ ИСТОРИЯ: 

OUT | Наружу., г. Владимир, ул. Большая Московская, 19А, куратор: Анастасия Вавилова, даты: 11 — 21 июля 2019


Тёплые воспоминания

Холст, вышивка, 60 × 80 см

Лично для меня начало двадцатого года ознаменовалось чередой смертей близких мне людей — по разным причинам, в разных местах. И мне захотелось поймать и запечатлеть этот процесс перезаписи в моем сознании образа родного человека из одной “виртуальной папки” в другую. Вот этот болезненный переход из места с названием “могу пообщаться, поговорить, позвонить, приехать” в альтернативное и холодящее — “теплые воспоминания”. Мой проект про личные потери, которые происходят в жизни каждого. Ушедшие близкие иногда для нас более реальны, чем существующие чужие люди. Мы можем до конца своей жизни продолжать мысленно общаться с ними, советоваться или конфликтовать, никогда не закрывая папку воспоминаний.


ВЫСТАВОЧНАЯ ИСТОРИЯ: 

Альтернативная реальность., Москва, благотворительный центр Ночжлежка, куратор: Катя Финкельштейн, даты: 28 — 30 августа 2020

Семейные ценности, Москва, Галерея На песчаной, куратор: Дафна Зайцева, даты: 29 января — 21 марта 2021


СЛЕД

Гофрокартон, акриловая краска с жидким мылом, акриловая нить 120 × 100 см (2 шт) 60 × 100 см (2 шт), 2019

Проект — фиксация процесса анализа своей внешности. Где я делала отпечатки краской на картоне, исследуя объективное отношение к своему телу, способу его восприятия и принятия. Стежки ниток — аллегория попыток изменить себя искусственно, желания очертить стереотипную форму тела. 
Вторая часть: @myanthropometry
Цифровая печать 10×10 см (66 шт)
Анализ своего тела и его возможностей, экспериментируя с рационом и физическими нагрузками на протяжении 66 дней (считается, что именно за это время формируется привычка) я фиксировала ежедневные изменения, ведя своеобразный визуальный дневник в Инстаграм  instagram.com/myanthropometry– каждый день фотографируя на камеру мобильного телефона отпечатки своего тела сделанные водой на листах бумаги. За 66 дней пробовала разные способы работы над телом, прошла онлайн марафон с известным блоггером в инстаграмм, начала ходить на офлайн занятия, заниматься дома, и на протяжении всех этих изменений каждый день фиксировала изменения.
Данный способ ведения проекта призван в меньшей степени оценить объективный прогресс чем отрефлексировать наше отношение к собственной “оболочке”, меняющееся от случая к случаю, от настроения к настроению. Подчеркнуть необъективность независимость нашего восприятия себя от объективных параметров. Показать разрыв между тем какими мы представляемся миру, и тем какими мы представляемся самим себе. Показать то, насколько по-разному наши внутренние части воспринимают одно и тоже казалось бы такое понятное и близкое как тело.

ВЫСТАВОЧНАЯ ИСТОРИЯ: 

Посмотри на себя, г. Москва, галерея “НА ПЕСЧАНОЙ”, ул. Новопесчаная, д. 23, корп.7, кураторы: Кира Луцишина, Ольга Яковлева, даты: 10 августа — 22 сентябры 2019




Свиток

Масляная пастель, газетная бумага, нитки, картон 130 × 80 cm, 2016

В 2016 году я оказалась в Израиле, и была очень тепло принята по-сути совсем чужими людьми. Погружаясь в историю еврейства, взаимодействуя с их идентичностью, переживая катастрофу Холокоста мне захотелось сделать хоть что-то… Но что я могу? Только придумать какой-то ритуал, и его исполнить, это единственный способ, который у меня есть чтобы побороть бессилие. Антисемитизм до сих пор окружает нас, теперь я вижу это как никогда раньше. И меня глубоко ранит такое положение вещей. А как я могу в этой ситуации охарактеризовать себя? Какой я национальности? Я занимаюсь историей своей семьи, я много узнала нового, но это не приближает меня к однозначному ответу на вопрос: кто я? Во мне течет кровь разных народов, я даже сделала тест ДНК и я на 95% принадлежу к Восточноевропейскому типу, но как жена еврея, и имея внешнюю схожесть с еврейкой меня бы все равно постигла участь 6 миллионов жертв Катастрофы. И лично мое мнение таково, что люди, считающие что их это все не касается, очень глубоко неправы. Потому что я думаю, “это” касается всех людей на земле, это катастрофа всеобщая, а не еврейская. И я боюсь, что пока все мы 一 люди не осознаем этого факта, то мы можем однажды оказаться на том же самом месте что евреи или нацисты.
Также это история про дом. Последние 3 года у меня нет дома, не знаю будет ли он когда-то. Существует ли моя родина на самом деле, или это только плод моей фантазии? Сейчас я ощущаю себя дома там, где у меня есть постоянное место для жизни хотя бы на неделю. А место, где я родилась огорчает меня с каждым днем все больше и больше. 
Это незаконченный проект, он нигде не был выставлен. На этих портретах изображены мои знакомые, которые приехали в Израиль в разные годы и по разным причинам, и стали создавать новую ткань страны.


КОЖА

100 × 60 см (2 шт), 46 × 63 см (1 шт) гофрокартон, акриловая пряжа, темпера, бижутерия, бумага, ручка гелевая, шариковая, 2018

Экспрессивные коллажи, где используется символический перенос гнева, направленного на себя самого, с поверхности тела на поверхность бумаги, где я стараюсь механически выплеснуть и выразить то что терзает изнутри, главное —это элемент действия, проткнуть, зашить, вырезать, т.е. сделать это именно руками в реальном а не цифровом мире чтобы тем самым совершить перенос. Я обращаюсь в этих работах к теме ритуала как к процессу “отпускания”. Насколько сильна в людях религиозных или нет, привычка к ритаулизации? Нам становится легче в горе если мы сделаем что-то, фактически не имеющее смысла. Это странно, но это работает. “Сделать что-то когда ничего сделать не можешь”. Придумать себе свой ритуал, и отпустить боль/страх/чувство утраты… Так я справляюсь с несправедливостью и бессилием. Гофрокартон я люблю за то что он похож на кожу, его легко проткнуть, он мягкий и прочный, легкий и какой-то бросовый. Мне легко проассоциировать его с моим телом в его болезненном проявлении — что-то ненужное, не особенно ценное. Примерно цвета моей кожи. Нитки — потому что я обожала вышивать в детстве, мечтала научиться шить мягкие игрушку, я до сих пор очень люблю делать стежки и плести. В своих работах с “телом”, я царапаю, шью, в символическом выплескивании эмоций на листы бумаги или картона, то что я годами проделывала со своим настоящим телом, теперь я переношу во вне. Истерзав и исцарапав, зашиваю и штопаю нитками чтобы вылечить и исцелить.



Нерождество

Коробка с атласной лентой 19,5 × 19,5 см, коробка подарочная 12,5 × 19,5 см. Ячейка 47,5 × 47,5 см

Новый год как праздник новой Советской России был искусственно сформирован в 30-е годы XX века. Суррогатный праздник для нового человека как отражение суррогатного нового мира. Собранного из остатков Рождества с добавлением элементов фольклора, перенесенный с даты на дату, он был призван стать новым культом, ровно как и его “изобретатель”. Новый год, как современник событий, впитал в себя тяжелое время индустриализации, коллективизации и большого террора. 

ВЫСТАВОЧНАЯ ИСТОРИЯ:

Пространство свободного самовыражения Соты в музее Эрарта, Санкт-Петербург, ячейка №26. Декабрь 2019. 


Портфолио